Строгий
Гармония -Интернет-проект :: Авторизация
регистрация / забыли пароль?
Логин
Пароль
 Гармония -Интернет-проект :: О сайте
Гармония -Интернет-проект :: Ценности
Классическая музыка (композиторы)
Классическая музыка (исполнители)
Этническая музыка
Духовная музыка
Песни и романсы
Опера
Балет
Джаз
Ретро
Записи для детей
Аудиокниги
 Гармония -Интернет-проект :: Без разгадки
 Гармония -Интернет-проект :: Юморески
 Гармония -Интернет-проект :: Тексты
 Гармония -Интернет-проект :: Форум
 Гармония -Интернет-проект :: Обратная связь
Гармония -Интернет-проект :: ????? ? ????????

Заказ компакт-дисков Вы можете сделать:

√ через Корзину заказов,  

   пройдя регистрацию

√ через
обратную связь

√ через группу ВКонтакте

Доставка осуществляется
БЕСПЛАТНО
в пределах Томска

Доставка в другие регионы
осуществляется по отдельной договорённости



Гармония -Интернет-проект :: Вечные ценности

Классическая музыка (композиторы)

Бетховен
Назад

Людвиг ван Бетховен

Кориолан
Симфония No. 5
Симфония No. 6

Герберт фон Караян

Гармония -Интернет-проект ::
Содержание диска:


Караян в Москве. Том 1

Людвиг ван Бетховен

1. Кориолан, увертюра к трагедии Генриха Коллина, соч. 62
Симфония No. 5 до минор, соч. 67
2. I. Allegro con brio
3. II. Andante con moto
4. III. Allegro
5. IV. Allegro
Симфония No.6 фа мажор, соч. 68 "Пасторальная"
6. I. Allegro ma non troppo
7. II. Andante molto moto
8. III. Allegro
9. IV. Allegro
10. V. Allegretto

Общее время звучания - 73:55

Симфонический оркестр Западного Берлина
Дирижёр Герберт фон Караян

Запись с концерта в Большом зале Московской консерватории 28 мая 1969 года

Герберт фон Караян принадлежит к крупнейшим дирижерам ушедшего столетия и, возможно, является самым ярким символом недавно ушедшей эпохи.

Когда Караян только начинал свою карьеру, закатывалась эра великих дирижёров, наследовавших традиции девятнадцатого века - Карла Мука, Франца Шалька, Рихарда Штрауса, Лео Блеха. Когда Караян достиг расцвета своего дарования, в 1950-е - 1960-е гг., ушли из жизни великие дирижёры постромантической эры - Фуртвенглер и Вальтер. Эпоха большого, романтического дирижирования закатилсь навсегда. Ушла степенная и восторженная публика той эпохи, - её сменило поколение беби-бумеров, атакуемое масс-культурой, и, согласно Адорно, не представляющее себе, как "можно писать стихи после Освенцима". Ушли и филармонические залы, и театры довоенной Европы. Символом этих перемен стало здание Берлинской филармонии, оркестром которой до последних дней руководил Караян, разрушенное до основания и восстановленное заново: знаменитый пятиугольник Фридриха Шароуна.

Новая, послевоенная эпоха, помимо музыкального авангарда и интереса к старинным инструментам, битломании, атомной бомбы, сексуальной революции и постмодернистсткой философии принесла с собой совершенно иной подход к искусству больших симфонических оркестров. Караян, как и его современники (и, во многом, соперники) - Георг Шолти, Серджиу Челибидаке, Леонард Бернстайн - столкнулись с совершенно новыми реалиями музыкального восприятия. И в первую очередь каждый из них в своей, глубоко оригинальной манере стали проявлять необычайную пунктуальность в отделке всех, даже самых мелких деталей оркестрового убранства музыки восемнадцатого и девятнадцатого веков. Это больше подходило и вкусам публики того времени, и акустике новых залов. Подобно композитору-авангардисту, придающему значение каждому мельчайшему штриху, Караян работал над известными всему миру симфониями Бетховена, Брамса, Брукнера, симфоническими поэмами Штрауса, превращая их в увлекательные, блещущие яркими - пусть иногда и холодноватыми - красками повествования. Захватывающая спонтанность довоенных исполнений, где эти детали и частности прежний, более образованный музыкально слушатель был вынужден часто домысливать, уступила место легендарному перфекционизму, о котором чаще всего вспоминают в связи с Караяном.

Особое впечатление такой подход Караяна производил в оперном театре, где в его эпоху окончательно были ликвидированы неточности, условности и приблизительность в прочтении оркестровых оперных партитур. Как Дзефирелли стал одним из лидеров обновления оперной режиссуры, так и его партнер, музыкальный руководитель спектакля Герберт фон Караян, занял лидирующие позиции в обновлении принципов оперного дирижирования. Какое впечатление произвело появление Караяна за дирижерским пультом во время гастролей театра "Ла Скала" в Москве в 1964 году в Большом Театре!

Конечно, в студии грамзаписи художественные намерения подобного рода было осуществить легче, чем в концертном зале. Не случайно изобретение в конце 1940-х гг. долгоиграющей пластинки, а затем и стереозаписи сыграли в возвышении Караяна в число первых маэстро мира такую большую роль. Мир заговорил о Караяне в 1947 году, когда Уолтер Легге - выдающийся продюсер концерна EMI организовал в полуголодной, оккупированной советскими и американскими войсками Вене запись "Немецкого реквиема" Брамса. Альбом с ещё обычными, на 78 оборотов в минуту пластинками разошёлся по всей планете колоссальным тиражом и положил начало обширнейшей дискографии Караяна, насчитывающей - в переводе на современные носители - более 100 компакт-дисков. И это - только лишь записи, осуществлённые в студии!

Многие записи, сделанные на концертах Караяна с разными оркестрами, до сих пор ждут своего часа. К столетию выдающегося дирижёра фирма "Мелодия" переиздала записи, сделанные на гастролях Караяна в Москве в 1969 году. Это был третий приезд Караяна в СССР за пять лет. Впервые, как мы уже писали, российские слушатели познакомились с маэстро вживую на гастролях "Ла Скала" 1964 года. Вторично Караян приехал с оркестром Венской филармонии. Гастроли с Берлинским филармоническим оркестром стали кульминацией популярности дирижёра в России, но вместе с тем породили довольно интересную дискуссию, напоминавшую споры 1930-х гг. об искусстве таких дирижёров-гастролеров, как Герман Шерхен.

С одной стороны, в среде советских любителей музыки, знавших Караяна по грамзаписям, преимущественно оперным, запечатлевшим его в расцвете сил - в 1950-е-1960-е гг., начал складываться культ дирижёра, подобно тому, как это было во многих других странах. Весной 1968 года перед концертами дирижёра у Большого зала Московской консерватории дежурила конная милиция, сдерживающая толпу желающих. Для тех счастливчиков, которым удалось прорваться на концерты, любой из них стал сильнейшим впечатлением юности, о котором они рассказывают до сих пор: ничего подобного ни московская, ни ленинградская публика еще не слышали. Общее восхищение вызвали и оперные спектакли Караяна, и его фантастическое мастерство деталировки, и чисто кинематографическое мастерство смены планов и масштабов, дающих представление о целом. С другой стороны, большая часть советских слушателей к концу 1960-х гг. ещё не привыкла к такому подходу: мы всё ещё жили в эпоху постромантического дирижирования, воплощенного, к примеру, в искусстве Евгения Мравинского. Поэтому отклики на последние гастроли Караяна, появившиеся в официальной советской печати, были довольно разноречивы. Караяна, как и Шерхена (во многом опередившего со своей пункутальностью свою эпоху) за четыре десятилетия до того, упрекали в суховатости и излишней сдержанности, а его любовь к детализации и яркости отдельных эпизодов, по ряду мнений, шла в ущерб цельности концепции. В статье, опубликованной в "Советской музыке" - крупнейшем музыкальном журнале СССР - особенно "досталось" штраусовской "Жизни героя" и "Пасторальной" симфонии Бетховена. Это казалось парадоксальным - ведь именно в этих, программных, во многом колористических сочинениях, разделённых между собой почти столетием, сам строй музыкальной мысли, если так можно выразиться, помог Караяну блеснуть своим живописным, театральным дарованием! Неоднозначной была и оценка исполнения Десятой симфонии Шостаковича: её "венско-классический" стиль (по признанию самого автора) как нельзя лучше удался дирижёру, соотечественнику Моцарта и Бетховена, - но вот вторая часть оказалась слишком "жёсткой и даже механистичной". Менее всего споров вызывала Пятая Бетховена и, как ни странно, Бранденбургский концерт Баха.

Сейчас странно читать страницы старых рецензий: то, что сорок лет назад казалось дискуссионным, за истекшее время обрело в СССР, а потом в России силу едва ли не непреложного закона, своего рода "золотого стандарта", к которому стремятся симфонические оркестры и что, оказывается, увы, не столько недостижимым, сколько... уже едва ли не устаревшим. Время идёт вперед, но волна интереса к романтическому дирижированию начала прошлого века, возникшая вскоре после кончины Караяна в 1989 году, и недавно достигшая России, в значительной степени поколебала позиции кумиров 1950-х - 1970-х гг. - Караяна, Шолти, Бернстайна... В наши дни записи Караяна уже не являются абсолютным, непогрешимым стандартом, как это было еще два десятилетия назад. Но, слушая их - особенно те, которые сделаны по трансляции, которые запечатлели момент непосредственного становления музыки в присутствии публики, чья реакция осталась на магнитной ленте - и по сей день поражаешься искусству дирижёра, стройности игры оркестра, совершенству замысла, кажущимися иногда близкими к подлинной гениальности...

Фёдор Софронов

Другие записи прославленного дирижёра можно посмотреть здесь.

Ознакомьтесь также с увертюрой "Кориолан" в интерпретации Стефена Гунзенхаузера.

Издатель: фирма "Мелодия"

Цена:   200 рублей
Состояние позиции: в наличии
Назад
Создание сайта: Веб-студия R70
????? ??????? ???????? ?????????
Гармония -Интернет-проект :: ????????