Строгий
Гармония -Интернет-проект :: Авторизация
регистрация / забыли пароль?
Логин
Пароль
 Гармония -Интернет-проект :: О сайте
Гармония -Интернет-проект :: Ценности
Классическая музыка (композиторы)
Классическая музыка (исполнители)
Этническая музыка
Духовная музыка
Песни и романсы
Опера
Балет
Джаз
Ретро
Записи для детей
Аудиокниги
 Гармония -Интернет-проект :: Без разгадки
 Гармония -Интернет-проект :: Памятники
 Гармония -Интернет-проект :: Юморески
 Гармония -Интернет-проект :: Тексты
 Гармония -Интернет-проект :: Форум
 Гармония -Интернет-проект :: Обратная связь
Гармония -Интернет-проект :: ????? ? ????????

Заказ компакт-дисков Вы можете сделать:

по телефону
    +7-953-913-35-34

√ через Корзину заказов,  

   пройдя регистрацию

√ через
обратную связь

Доставка осуществляется
БЕСПЛАТНО
в пределах Томска

Доставка в другие регионы
осуществляется по отдельной договорённости



Гармония -Интернет-проект :: Вечные ценности

Классическая музыка (композиторы)

Лядов
Назад

Анатолий Константинович Лядов

Баба-Яга
Волшебное озеро
Кикимора

Стефен Гунзенхаузер

Гармония -Интернет-проект ::
Содержание диска:

Анатолий Константинович Лядов

Оркестровые сочинения

1. Баба-Яга, соч. 56
2. Интермеццо, соч. 8
3. Баллада, соч. 21b
4. Волшебное озеро, соч. 62
5. Мазурка, соч. 19
6. Скорбная песнь, соч. 67
7. Полонез, соч. 49
8. Полонез, соч. 55
9. Кикимора, соч. 63
10. Фрагмент из Апокалипсиса, соч. 66

Общее время звучания - 58:40 (DDD)

Словацкий филармонический оркестр
Дирижёр Стефен Гунзенхаузер

Запись 1985 года

Баба-Яга

Замысел музыкальной картинки, рисующей один из самых распространенных образов русского сказочного фольклора, появился у Лядова впервые ещё в 1881 году, когда он во время летних каникул, проводимых в деревне, увлеченно собирал народные напевы, вслушивался в пастушьи наигрыши и голоса природы, знакомился со сказками, бытовавшими в народе. Увлечение фольклором привело его к внимательному чтению изданных сборников - "Народных сказок" Афанасьева и "Сказаний русского народа" Сахарова. Тогда-то и сложился собирательный образ Бабы-Яги, наиболее ярко выявленный в сказке из афанасьевского сборника "Василиса Прекрасная". Композитора привлекло в нём своеобразное сочетание сказочной жути и в то же время скрытой иронии. "Лядов хотел, чтобы это было и жалкое, и ужасное, и злобное, и полумифическое существо ... русский Калибан", сочетающий в себе черты "уродливого, таинственного, зловещего и жалкого", - это свидетельство современницы композитора приводится в наиболее авторитетном исследовании о творчестве Лядова. От появления замысла до его воплощения прошло почти полтора десятилетия. Другие сочинения надолго отодвинули сказочный сюжет. К тому же, как всегда, у композитора процесс создания произведения проходил медленно. Последняя точка в тщательно выписанной партитуре, помеченной опусом 56, была поставлена только в начале 1904 года. Первое исполнение "Бабы-Яги" состоялось 18 марта 1904 года в концерте симфонического собрания под управлением Ф. Блуменфельда и прошло с огромным успехом. Как писал рецензент Русской музыкальной газеты, это сочинение стояло "вне конкурса".

"Баба-Яга" - первая из нескольких симфонических миниатюр Лядова, воплотивших один конкретный, чрезвычайно яркий образ. Сам композитор подчеркивал в подзаголовках картинную, изобразительную сторону своих произведений, в которых в определенной мере сказались не только традиции русской классики, но и влияние современного искусства, в частности работ художников "Мира искусства". Живописные параллели этим сочинениям Лядова можно найти в творчестве Билибина, декорациях Бенуа. Кажется верным и сопоставление их с искусством импрессионизма: в "картинках" Лядова нет действия, они посвящены одному моменту. И хотя в сказке "Василиса Прекрасная", из которой в эпиграф "Бабы- Яги" отобраны два фрагмента, этот зловещий персонаж достаточно много действует, композитора привлёк только один момент - сказочного полёта: "...Баба-Яга вышла во двор, свистнула, - перед ней явилась ступа с пестом и помелом. Баба-Яга села в ступу и выехала со двора, пестом погоняет, помелом след заметает... Скоро послышался в лесу шум: деревья трещали, сухие листья хрустели..."

Удивительно яркая, красочная партитура открывается свистящим унисоном деревянных духовых и флажолетов струнных фортиссимо. Остался тихий отзвук этого свиста у валторн, затем дикие пассажи передают появление ступы и помела.

И начинается картина полёта, в непрерывном ритмическом движении, сначала лихорадочно стучащем (размер в три восьмых с паузой на каждой третьей доле), а затем равномерным, всё больше набирающим силу. Господствует угловатая, причудливая тема Бабы-Яги в гротескной окраске низкого тембра фагота, который далее сменяется сумрачным звучанием бас-кларнета с дающим новую окраску английским рожком. Вступают всё новые инструменты. Взлёты пассажей струнных передают подхлестывание песта с помелом, слышится треск деревьев, хруст листьев. Ярко солирует ксилофон со своим характерным щелкающим тембром. Развитие происходит волнами, проносящимися в стремительном темпе и воспринимающимися как единый поток. Снова вступает тема Бабы-Яги... Но вот рассеивается и затихает звучность: Баба- Яга пронеслась и исчезла. Последние восходящие аккорды флейт на фоне шелестящего тремоло скрипок истаивают на пиано-пианиссимо в высочайшем регистре.

Волшебное озеро

Как и две другие сказочные картинки, "Волшебное озеро" было задумано Лядовым ещё в 80-е годы, но осуществление этого замысла произошло в последнее десятилетие жизни композитора, отмеченное большим творческим подъемом. Помеченное опусом 62, это сочинение принадлежит к высочайшим его достижениям. В отличие от двух других, "Волшебное озеро" не связано с какой-то определенной сказкой или рядом сказок. "Вот как оно было у меня с озером, - рассказывал композитор. - Знал я одно такое - ну, простое лесное русское озеро и в своей незаметности и тишине особенно красивое. Надо было почувствовать, сколько жизней и сколько изменений красок, светотеней, воздуха происходило в непрестанно изменчивой тиши и кажущейся неподвижности! Начал я искать описания вот такого подходящего мне озера в русских народных сказках. Искал, искал, чтобы опереться. Но не любят русские сказки останавливать действие и ход сказа на описаниях явлений природы вот так, как нужно было мне для музыки: движения будто нет, а мысль - все время, и порой будто совсем уходит. Всё останавливается, всякое шуршание. Нет, оказывается, что-то где-то копошится. Вдруг, скользнул ветер..."


Академик Б. Асафьев пишет, что речь шла об озере в окрестностях села Волыновки. Он же указывает на связь этого произведения с чтением финского эпоса "Калевала". В эскизах композитора рядом с нотными строками сохранился карандашный набросок озера с камышами и елями на берегу, возможно, воспроизводящий виденный когда-то пейзаж. Во всяком случае, вся программа этой симфонической миниатюры, представляющей собой поэтичный, полный какого-то зловещего сказочного очарования, как будто окутанный маревом пейзаж, выражена только в её названии. Частично в музыке "Волшебного озера" использованы фрагменты незаконченной, сохранившейся лишь в эскизах оперы "Зорюшка", предназначавшиеся для сцены с русалками. Здесь они не рисуют конкретные образы, а лишь передают общее "состояние сказочности".

"Теперь всё время думаю о самой поэтичной инструментовке", - писал композитор друзьям в 1908 году. Тогда и была закончена эта музыкальная картинка. В начале 1909 года "Волшебное озеро" прозвучало в одном из концертов симфонического собрания под управлением Н. Черепнина. Точная дата премьеры не установлена. Рецензия на концерт появилась 26 февраля 1909 года.

Лядов очень любил это свое сочинение. "Как оно картинно, чисто, со звёздами, и таинственно в глубине. А главное - без людей, без их просьб и жалоб - одна мёртвая природа, холодная, злая, но фантастичная, как в сказке". И еще одно высказывание, отнюдь не характерное для этого скромного и взыскательного музыканта: "Какое моё "Волшебное озеро" хорошее! Играю - и упиваюсь. В таком роде я ещё не сочинял".

Первые такты - одинокий звук у струнных басов на фоне чуть слышного тремоло литавр. На него наслаивается квинта, создающая впечатление глубины. Подобно легкой ряби на неподвижной воде, начинается колышущееся движение засурдиненных скрипок. Далее возникают мельчайшие мелодические мотивы, арпеджио арфы, трели и флажолеты скрипок, хрустальные звуки временами вступающей челесты - тончайшие оркестровые краски в сочетании с пряной альтерированной гармонией. Так постепенно разворачивается тончайшая звукопись, создающая картину затерянного в лесной глуши озерного зеркала. Временами появляются более оформленные, индивидуализированные мелодические образования, но растворяются в общем колышущемся фоне. Развития как такового нет, как нет и четко выраженного тематизма. Всё завершается, как и начиналось, глубоким пианиссимо струнных и тремоло литавр.

Кикимора

В начале 80-х годов Лядов задумал написать несколько программных симфонических картин, использующих образы русских сказок. Воплощение этого замысла, как почти всегда у композитора, растянулось на долгие годы. Лишь в начале XX века появляется первая из задуманных пьес - "Баба-Яга", через несколько лет возникает "Волшебное озеро", и в 1909 году - "Кикимора", помеченная опусом 63. Её первое исполнение состоялось 12 декабря 1909 года под управлением А. Зилоти.

В славянской мифологии Кикимора относится к злым богам. "Без привету, без радости глядит она, нечистая, на добрых людей; всё бы ей губить, да крушить, всё бы ей на зло идти, всё бы миром мутить..." Очень подробно рассказывается о ней в "Сказаниях русского народа" И. Сахарова. В отличие от предшествующих пьес, этой предпослана развернутая программа, целиком почерпнутая из книги Сахарова: "Живёт, растёт Кикимора у кудесника в каменных горах. От утра до вечера тешит Кикимору кот-баюн - говорит сказки заморские. Со вечера до бела света качают Кикимору во хрустальчатой колыбельке. Ровно через семь лет вырастает Кикимора. Тонешенька, чернешенька та Кикимора, а голова-то у нее малым-малешенька, со напёрсточек, а туловища не спознать с соломиной. Стучит, гремит Кикимора от утра до вечера; свистит, шипит Кикимора со вечера до полуночи; со полуночи до бела света прядет кудель конопельную, сучит пряжу пеньковую, снуёт основу шелковую. Зло на уме держит Кикимора на весь люд честной".

Медленное вступление (адажио) рисует сказочный пейзаж - низкое звучание струнных басов с сурдинами, глухое тремоло литавр и ползучее хроматическое движение деревянных духовых с выделяющейся мелодией бас-кларнета. Затем начинается мягкое баюкающее колыхание скрипок, на фоне которого возникает простой колыбельный напев в проникновенном тембре английского рожка, прерываемый, однако, зловещим свистящим мотивом у флейты-пикколо и гобоя. А дальше, на том же колыбельном покачивании, вступает челеста, колоритно передающая образ хрустальной колыбельки. Основной раздел пьесы - presto - открывают прыгающие аккорды деревянных с резким свистом флейт. Стремительно мелькают отдельные фразы, неудержимо скерцообразное движение, подхлестываемое остинатным ритмом. Многочисленные мелкие динамические нарастания и спады сообщают музыке характер, как бы задыхающийся от быстрого бега. Заканчивается пьеса мгновенным уходом - исчезновением сказочного образа.

Л. Михеева

Издатель: фирма "Naxos" (Германия)


Цена:   350 рублей
Состояние позиции: отсутствует
Назад
Создание сайта: Веб-студия R70
????? ??????? ???????? ?????????
Гармония -Интернет-проект :: ????????