Строгий
Гармония -Интернет-проект :: Авторизация
регистрация / забыли пароль?
Логин
Пароль
 Гармония -Интернет-проект :: О сайте
Гармония -Интернет-проект :: Ценности
Классическая музыка (композиторы)
Классическая музыка (исполнители)
Этническая музыка
Духовная музыка
Песни и романсы
Опера
Балет
Джаз
Ретро
Записи для детей
Аудиокниги
 Гармония -Интернет-проект :: Без разгадки
 Гармония -Интернет-проект :: Юморески
 Гармония -Интернет-проект :: Тексты
 Гармония -Интернет-проект :: Форум
 Гармония -Интернет-проект :: Обратная связь
Гармония -Интернет-проект :: ????? ? ????????

Заказ компакт-дисков Вы можете сделать:

√ через Корзину заказов,  

   пройдя регистрацию

√ через
обратную связь

√ через группу ВКонтакте

Доставка осуществляется
БЕСПЛАТНО
в пределах Томска

Доставка в другие регионы
осуществляется по отдельной договорённости



Гармония -Интернет-проект :: Вечные ценности

Классическая музыка (композиторы)

Фейнберг
Назад

Фейнберг, Бетховен

Концерт для фортепиано с оркестром No. 2
Сюита для фортепиано No. 2
Соната для фортепиано No. 11

Самуил Фейнберг

Гармония -Интернет-проект ::
Содержание диска:

Самуил Фейнберг
Концерт для фортепиано с оркестром No. 2, соч. 36
1. 1. Allegro
2. 2. Andante
3. 3. Allegro
4. 4. Allegretto con brio
Сюита для фортепиано No. 2, соч. 25
5. 1. Non troppo vivace (фа-диез мажор)
6. 2. Allegretto vivace (ля-бемоль мажор)
7. 3. Un pochettino animato e semplice (до мажор)
8. 4. Presto (до мажор)
9. 5. Allegretto (соль мажор)
Людвиг ван Бетховен
Соната для фортепиано No. 11 си-бемоль мажор, соч. 22
10. 1. Allegro con brio
11. 2. Adagio con molto espressione
12. 3. Menuetto
13. 4. Rondo. Allegretto

Общее время звучания - 66:43 (AAD, Mono)

Государственный симфонический оркестр СССР
Дирижёр Николай Аносов (1 - 4)
Самуил Фейнберг, фортепиано

Записи 1939, 1946 и 1960 годов

"Я не считаю себя композитором в обычном смысле слова. Каждый композитор - мастер своего дела - (...) заранее решает стиль вещи, определяет будущие теоретические установки, обдумывает, придумывает, подбирает на клавиатуре подходящие темы. У меня дело обстоит не так. Я вполне понимаю строчки Блока:
- Жду, чтоб спугнул мою скуку смертельную
Новый, доселе немыслимый звон.
Я жду своего рода наития..." - говорил Самуил Фейнберг своему другу, композитору Анатолию Александрову. "Доселе немыслимый звон" слышится и сейчас в музыке Фейнберга, и в его пианистических трактовках - одновременно оригинальных и вдохновенных, часто сложившихся действительно по какому-то гениальному наитию.

Фейнберг известен в первую очередь как виднейший представитель русской фортепианной школы. Обаяние и неповторимая интеллектуальная мощь его пианизма - сейчас это уже точно можно сказать - пережили музыканта. Искусство Фейнберга живёт и во многих грамзаписях, произведённых в основной своей массе в 1938-1961 гг., и в непосредственных учениках пианиста. Однако композиторское творчество Фейнберга теперь почти забыто.

А ведь в 1920-е гг. композиторские работы Фейнберга пользовалась не меньшим успехом, чем его пианистическое искусство. Он был первым музыкантом, выступившим на зарубежных гастролях в качестве репрезентанта русского пореволюционного композиторского сообщества, - ещё в 1923 году. Имя Фейнберга - композитора в те годы было неотделимо от имен Мясковского, Шебалина, Александрова, Гедике. Одна из его фортепианных сонат (6-я), а также цикл прелюдий были изданы крупнейшим австрийским издательством Universal-Edition. Не примыкая ни к крайностям авангардизма в 20-е, не пристраиваясь к общему "народному" хору в более позднюю эпоху социалистического реализма (будучи гениальным исполнителем, Фейнберг мог себе это позволить), композитор остался верен себе и до конца дней сохранил интересный и оригинальный стиль, трансформировавшийся с годами.

Первые композиторские опыты Фейнберга относятся ещё к годам учебы в фортепианном классе А. Б. Гольденвейзера, и о них нам мало что известно. Молодой Фейнберг занимался гармонией и композицией с Николаем Жиляевым, учеником Сергея Танеева. В отличие от своего учителя, Жиляев был одним из многочисленных московских "скрябинистов", и Фейнберг нашёл в нём своего единомышленника. Скрябин послужил для молодого композитора неким первоначальным импульсом к формированию своего, особого композиторского почерка. Первоначальный, скрябинский "порыв" у Фейнберга изначально оказался отягощен довольно изощренной полифонией. В силу логики полифонического развития гармонии уже больше не летят призывно, по-скрябински, - ввысь, - а, скорее, "пружинят", оставаясь на прочном, земном основании (как затейливая фактура баховских хоральных прелюдий оказывается привязана к мелодии хорала). Это создает совершенно другой тип экспрессии, более близкой, например, к Мясковскому. Особенно это заметно в сонатах 1920-х гг. - Шестой и Седьмой, в Первом фортепианном концерте. А в средние и поздние годы - ведь Фейнберг сочинял музыку до конца дней - об увлечении Скрябиным напоминают едва заметные нюансы. Например, Двенадцатая фортепианная соната и Скрипичная соната, написанные уже в 1950-х - 1960-х гг. - музыка, заметно отличающаяся оттого, что именуется "осколок большого стиля". Их угловатость, "некомфортность", очевидные странности стиля в сочетании с философской умудрённостью содержания свидетельствуют о том, что автор пытался до конца своих дней искать нечто новое в выразительной области.

Необычайно экспрессивный стиль Фейнберга начал упрощаться, однако, уже в середине 1930-х гг. В этом отразилась общая тенденция советской музыки того времени. Сюита No. 2, сочиненная в 1936 году, характерна для этой эпохи стилистического перелома. На смену масштабному, драматическому развитию, пышной фактуре, приходит увлечение классической экономностью выразительных средств, камерность высказывания, появляется кантилена, отдалённо сопоставимая с той, что мы слышим у другого композитора, также любимого Фейнбергом - Николая Метнера. Сюита имела большой успех на концерте, где Фейнберг, помимо собственных сочинений, представил музыку своего друга, Ан. Александрова, 19 ноября 1938 года, а вскоре после этого была записана на грампластинку.

Второй фортепианный концерт в четырёх частях, написанный в 1945 году, также в какой-то степени носит на себе следы увлечения творчеством Метнсра. Вместе с тем, он вновь отражает общую тенденцию к масштабности формы и торжественности, пышности выразительных средств, столь примечательную для советской музыки последних военных и первых послевоенных лет. Вот что пишет о фортепианном концерте своего учителя ученик Фейнберга, пианист Виктор Бунин, тонкий знаток его творческого наследия:

"С первых же звуков ритмически энергичной заглавной пунктирной формулы у литавр и упругих синкоп устремленной ввысь мелодической линии главной темы воцаряется настроение бодрости и радостного нетерпения. В догоняющих мелодию басовых прыжках pizzicato, в колких восьмушках голосов сопровождения (...) содержится огромный запас молодой буйной силы. Фейнберг применяет в первой части традиционное классическое построение с традиционной двойной экспозицией. В первом, оркестровом её проведении кроме главной - ещё две темы: певучая, канонообразная связующая и лёгкая, изящная заключительная. (...) Побочная тема появляется только в экспозиции солирующего фортепиано. Органично вытекая из связующей, она обретает особую теплоту и задушевность. Разработка, (...) небольшая по размерам, целиком строится на призывной заглавной ритмической формуле концерта. Её многократные появления в виде переклички попеременно то в оркестре, то в партии фортепиано приводят к нарастанию и главной кульминации всей части, совпадающей с началом репризы. Реприза более компактна по сравнению с экспозицией. И снова звучит призывный рог заглавной пунктирной фразы у тромбонов, обращенный к доблести солиста, как к рыцарю на турнире. В короткой, но очень экспрессивной каденции (выполняющей одновременно и функцию коды) подытоживается развитие жизнеутверждающего, устремленного ввысь образа первой части концерта.

Вторая часть - царство лирики. Полная неги и томления, главная тема густым унисоном альтов и виолончелей (...) с первых же тактов погружает слушателя в мир грёз. Середина второй части строится на развитии основной темы (...), приводя её от созерцательности к страстным восклицаниям. Короткая реприза гармонично объединяет обе основные эмоции всей части: покой и широту дыхания главной темы, наиболее полно выраженной оркестром, и импровизационные высказывания солиста.

Следуя традиции классического четырёхчастного сонатно-симофнического цикла, Фейнберг пишет третью часть в жанре скерцо. Главная тема проста и лаконична, тем не менее очень выразительна. Её резкие контуры как будто высечены из могучего монолита. Медленные ласковые фразы второй темы (средний эпизод) резко меняют характер музыки, придавая ей черты медленного вальса.

Финал начинается сольным фортепианным проведением изящной танцевальной темы. Общее приподнятое, весёлое настроение дополняется шутливыми передразниваниями коротких фраз у фортепиано и оркестра. Токкатные триольные репетиции (...) роднят вторую тему с тарантеллой. К концу экспозиции быстрые карнавальные вихри постепенно стихают, и (...) медленно, в перспективе удаления задумчиво звучит - сначала у гобоя, затем у валторны - первая тема. В следующем затем эпизоде новая тема, точно повторяя начало только что отзвучавшей главной, в дальнейшем развивается совершенно по-иному. Начинаясь как импровизация, этот эпизод, постепенно углубляя и развивая заложенные в теме интонации раздумья, неуклонно набирает всё большее эмоциональное наполнение и в конце концов приводит к мощной кульминации, меняющей атмосферу праздничности финала и заставляющей задуматься о вечных вопросах бытия. Обилие света, веселья, энергии и карнавальности становится полностью уравновешенным мудрым взглядом на жизнь и неоднозначным её постижением".

Вскоре после триумфального успеха сочинения Фейнберг, как и другие музыканты его круга, был обвинен в формализме. Музыкально-партийных идеологов не мог удовлетворить даже такой, "смягченный" по сравнению с экспрессионизмом 1920-х гг. стиль Фейнберга, приобретший, к тому же, черты парадности и торжественности. Отчасти поэтому, возможно, авторских исполнений Фейнберга осталось в записи не так много: помещённые на этом диске два сочинения - это, практически, всё, чем мы располагаем (кроме варианта записи двух частей того же Концерта, сделанных по трансляции во время юбилейного вечера в 1960 году). Есть досадные "лакуны" и в других главах фейнберговской дискографии.

Как известно, Фейнберг еще в 1914 году исполнил в трёх концертах весь "Хорошо темперированный клавир" Баха, и многократно повторял этот цикл. К счастью, на семьдесят втором году жизни он записал его. Но результат другой его титанической работы - над циклом из всех 32 сонат Бетховена - можно сказать, канул в Лету. Впервые он сыграл этот цикл в год своего пятидестилетнего юбилея, в сезоне 1940/41 гг. и с тех пор многократно повторял. Из 32 сонат записанными на пленку оказались при этом всего пять. Слушая Одиннадцатую сонату Бетховена, помещенную на этом диске наряду с музыкой самого Фейнберга, начинаешь понимать лучше природу его пианистических трактовок, которые, возможно были бы совсем другими, не мысли себя Фейнберг композитором.

Пианист/композитор как мыслящий соавтор великих, классических авторов - явление, увы, мельчающее и, возможно, безвозвратно уходящее в наше время тотальной стандартизации и специализации в исполнительстве. Тем ценнее память о том, что было среди нас совсем недавно - буквально на памяти двух поколений, и с тем большей бережностью мы должны хранить её и изучать то, что осталось.

Фёдор Софронов

Издатель: фирма "Мелодия"

Цена:   200 рублей
Состояние позиции: в наличии
Назад
Создание сайта: Веб-студия R70
????? ??????? ???????? ?????????
Гармония -Интернет-проект :: ????????