Строгий
Гармония -Интернет-проект :: Авторизация
регистрация / забыли пароль?
Логин
Пароль
 Гармония -Интернет-проект :: О сайте
 Гармония -Интернет-проект :: Ценности
 Гармония -Интернет-проект :: Бесплатно
Гармония -Интернет-проект :: Без разгадки
 Гармония -Интернет-проект :: Очаги Культуры
 Гармония -Интернет-проект :: Памятники
 Гармония -Интернет-проект :: Таланты
 Гармония -Интернет-проект :: Юморески
 Гармония -Интернет-проект :: Фонотека
 Гармония -Интернет-проект :: Тексты
 Гармония -Интернет-проект :: Галерея
 Гармония -Интернет-проект :: Афиша
 Гармония -Интернет-проект :: Ноты
 Гармония -Интернет-проект :: Форум
 Гармония -Интернет-проект :: Обратная связь
Гармония -Интернет-проект :: ????? ? ????????

Заказ компакт-дисков Вы можете сделать:

√ по телефону
    8 (3822) 596-896


по телефону
    +7-913-829-68-96 (МТС)

   

√ через Корзину заказов,  

   пройдя регистрацию

√ через
обратную связь

Доставка осуществляется
БЕСПЛАТНО
в пределах Томска

Доставка в другие регионы
осуществляется по отдельной договорённости



Гармония -Интернет-проект :: Без разгадки
Назад

Альт


"Это же царь, а не инструмент ... "
Владимир Орлов. Альтист Данилов


При прослушивании музыки человек представляет себе какие-то образы, картины. Фантазии разных людей, несомненно, отличаются друг от друга, но очень маловероятно, что в одном и том же фрагменте один услышит грозный гул сражения, а другой ласковый колыбельный напев. В тоже время, бурная музыка может вызвать ассоциации, как с буйством стихии, так и с борьбой чувств в душе человека. Часто композиторы в названии произведения пытаются дать слушателям своего рода подсказку, намёк на содержание. Так, вторую часть скрипичного концерта "Весна" Антонио Вивальди назвал "Сон крестьянина":


Цветов дыханье, шелест трав,
Полна природа грез.
Спит пастушок, за день устав,
И тявкает чуть слышно пес.


Солирующая скрипка изображает сладкий сон уставшего пастушка. Остальные скрипки оркестра рисуют шелест листьев. И над всем этим немного печально и монотонно звучит: "Гав - Гав". Тявкает собака, охраняющая сон хозяина, конечно же, не настоящая, эту роль Вивальди поручил альтам. послушать

Внешний вид альта и способ игры на нём очень напоминают скрипку, так что, если не заметить разницы в размерах (а сделать это очень сложно: альт заметно больше скрипки), то их легко можно перепутать. Считается, что тембр альта уступает скрипке в блеске и яркости. Тем не менее, этот инструмент имеет и свои неповторимые достоинства: он незаменим в музыке элегического, мечтательно-романтического характера. В виртуозном отношении альт почти так же совершенен, как и скрипка, однако большие размеры альта требуют от исполнителя соответствующей растяжки пальцев и физической силы.

При первом знакомстве с альтом обескураживает большое количество анекдотов и злых шуток, как о самом инструменте, так и об альтистах. Например: было у отца три сына, двое умных, а третий - альтист. Или. Почему альты не слышно в записи? Потому что при монтаже все посторонние шумы вырезают. И, наконец, как появился альт? По ошибке на футляр от скрипки натянули струны.

Откуда же столько язвительной иронии по отношению к этому инструменту? Попробуем разобраться, какие причины превратили альт в "самый незадачливый" инструмент оркестра. После расцвета полифонической школы Баха и Генделя, когда альт был равноправным членом струнной группы, ему начали поручать подчиненный гармонический голос. По каким-то непонятным обстоятельствам композиторы упорно не хотели замечать тех природных качеств альта, какими он обладал. Вполне естественно, что такое отношение композиторов к альту породило отнюдь не менее безразличное отношение к нему и со стороны самих музыкантов. Игре на альте никто не хотел учиться, считая этот инструмент обездоленным, и в оркестре альтистами становились те неудачливые и в достаточной мере бездарные скрипачи, которые не могли преодолеть партию вторых скрипок. На альтистов смотрели как на скрипачей-неудачников, решительно неспособных освоить свои и без того уже простые партии, а сам инструмент в глазах просвещённых музыкантов не пользовался никаким уважением. В обиходе установилось твёрдое мнение, что альт звучит тускло и даже гнусаво.

Дело в том, что подлинный альт, построенный в правильных и соответствующих точным расчётам величинах оказался бы совершенно недоступным инструментом для тех скрипачей-неудачников, которым в силу необходимости пришлось сменять свою скрипку на альт. Эти музыканты не хотели тратить время и силы на овладение новым достаточно сложным инструментом, а предпочитали "кое-как" выполнять свои обязанности, лишь бы не вдаваться в глубины дела. Вследствие этого, скрипичные мастера быстро применились к "новым обстоятельствам" и решили по собственному почину уменьшить размеры альта настолько, насколько того требовала малопригодная для альта рука скрипача-неудачника. Возник разнобой в размерах инструмента, которых существовало чуть ли не семь разновидностей. Таким образом, скрипичные мастера очень просто решили задачу, но и столь же просто "испортили" инструмент, лишив его тех, свойственных ему качеств, которыми не располагал уже ни один альт-недомерок. Искажённый таким путём инструмент, приобрёл новые качества, которыми отнюдь не был наделён подлинный альт. Но эти "новые", благоприобретенные качества очень приглянулись музыкантам, которые и слушать не хотели о настойчивых попытках возродить настоящий размер альта. Это несогласие возникло потому, что альт-недомерок давал возможность пользоваться им всем без исключения скрипачам, которых судьба превратила в альтистов "по принуждению". Другими словами, перемена инструмента не влекла за собою никаких последствий для исполнителя, тем более, что звучность альта-недомерка приобрела столь характерную "гнусавость", приглушенность и суровость, что с нею уже не захотели расстаться ни композиторы, ни сами музыканты. Круг замкнулся.

Конечно, всё это время находились композиторы и музыканты, встававшие на защиту альта. Стоит вспомнить опыт французского композитора Этьена Меюля, написавшего оперу Uthal без первых и вторых скрипок, и поручившего альтам основную и наиболее высокую партию струнных. Спустя двадцать восемь лет, в 1834 году, Гектор Берлиоз, - страстный поклонник альта и, несомненно, большой его ценитель, - написал большую симфонию "Гарольд в Италии", где поручил альту главную партию. И эта партия предназначалась не для кого-нибудь, а для самого Паганини, который очень любил альт и нисколько не стыдился на нём играть. Рихард Вагнер в опере "Тангейзер" (сцена "Грот Венеры") пишет для альта невероятно трудную по тому времени партию. Еще более виртуозно трактует солирующий альт Рихард Штраус в симфонической картине "Дон-Кихот".

Постепенно сложность и заполненность альтовых партий в оркестре непрерывно возрастала. Альтам нередко стали поручать достаточно ответственные партии-соло, которые они исполняют с поразительной проникновенностью. Иной раз, партия альта исполняется одним инструментом, - тогда остальные альты его сопровождают. Иной раз, всё содружество альтов исполняет порученный им мелодический узор, и тогда они звучат поразительно красиво.

Особенно хорошо альт сочетается со своими ближайшими соседями по струнной группе. Иногда альты присоединяются к виолончелям, и тогда звучность такого сочетания приобретает необычайную выразительность. Именно таким приёмом дважды воспользовался Чайковский, когда поручил объединению этих инструментов исполнение многоголосного церковного песнопения в самом начале увертюры "1812 год" и заупокойного пения монахинь в начале пятой картины "Пиковой дамы", где сквозь звуки зимней непогоды Герману мерещится погребальное шествие. Но совершенно невероятной, гнетущей, сверлящей и леденящей кровь звучности альтов достигает этот композитор, когда поручает альтам однообразный, невыносимый своей упрямой настойчивостью узор первых страниц четвёртой картины той же оперы. послушать

Однако на долю альта не всегда выпадают столь мрачные задачи. Напротив, альты звучат очень прозрачно, когда они призваны выполнять обязанности низких голосов гармонии, при безмолвствующих виолончелях и контрабасах. Какой удивительной свежестью проникнуто восхитительное "Вступление" к балету "Щелкунчик", где альтам поручена вся основная линия басов!

Возрождению альта в своих прежних, правильных размерах мы обязаны немцу Германну Риттеру. Именно его viola-alta звучит полно, сочно и без всякого нарочито гнусавого призвука. Эта правильная разновидность альта вошла во всеобщее употребление, и её особенность заключается в том, что учащийся на нём должен обладать достаточно большой и сильной рукой. Посвящая себя альту, он вовсе не должен сожалеть о скрипке, которая оказалась для него почему-либо недосягаемой. Современный альт требует от исполнителя подлинных физических данных, рассчитывая на то, что альтист, избравший альт своим инструментом, вполне овладеет им и будет вполне достойным альтистом-виртуозом.

В современном оркестре обязанности альта уже неисчерпаемы. Ещё более сложные задачи ставят перед альтом в камерных произведениях. Например, Александр Глазунов написал для альта очаровательную элегию, а Дмитрий Шостакович своё последнее слово сказал альтовой сонатой. И если в девятнадцатом веке Берлиоз писал партию альта специально для Паганини, то в веке двадцатом Альфред Шнитке написал три сочинения для солирующего альта специально для Юрия Башмета, в том числе Концерт для альта с оркестром, ставшим для поклонников Башмета его визитной карточкой. послушать

Обсудить на Форуме

Назад
Создание сайта: Веб-студия R70
????? ??????? ???????? ?????????
Гармония -Интернет-проект :: ????????

ИСКАТЬ НА OZON.RU